Перейти на главную страницуОтправить письмоКарта сайта
Поиск
Юридическая компания "Человек и Закон"
Международный военно-музыкальный фестиваль
Галерея
Галерея
Поставщики двора Его Императорского Величества
Поставщики двора Его Императорского Величества

События

Тысяча голубей Мирей Матьё

Москва, 3 июня 2014 года.

Мирей Матьё, драгоценное достояние Франции и наследница великой Эдит Пиаф, в этом году в шестой раз примет участие в военно-музыкальном фестивале «Спасская башня» на Красной площади. Для россиян феноменальная певица родом из Авиньона и праздник музыки, приуроченный ко Дню города Москвы, во многом слились в единое понятие.

Мирей, в Москве вас называют талисманом фестиваля «Спасская башня». Что он для вас значит? Мирей Матьё: Я счастлива, что стала его «крестной». Петь на Красной площади в сопровождении военных оркестров — российских, французских — для меня большая честь. Петь и видеть перед собой Собор Василия Блаженного также огромное удовольствие. Знаете, я просто околдована этим храмом, который похож на сказочный торт с потрясающим разноцветьем куполов, захватывающей дух гармонией причудливых форм. В прошлом году фестиваль подарил всем совершенно фантастический фейерверк, краше которого я не видела никогда в жизни. Сознаюсь, тогда же впервые за всю карьеру мне довелось петь под открытым небом и... проливным дождем. Перед выступлением сестра Моник спросила: «Тебе не боязно?», на что я ответила: «Зрители вот уже несколько часов ждут, и я их, конечно, не подведу». Промокла до нитки, но была во власти какого-то невероятного подъема. Наверное, поэтому не простудилась, и на следующий день снова пела. То выступление на Красной площади запомнилось мне навсегда.

Уже определись с репертуаром, с которым отправитесь в Москву? Мирей Матьё: Несколько новых песен. В том числе на французском. Это «Победа», «Жизнь в любви». Остальные детали выяснит сестра Моник, которая вскоре побывает в Москве.

Вам нравится петь в сопровождении военных оркестров? Мирей Матьё: Очень. Но не только. Я также с удовольствием слушаю эти коллективы, которые съезжаются в российскую столицу из многих стран мира, тем самым предоставляя уникальную возможность познакомиться с их национальной музыкой. А в ней, как известно, отражена душа народов. К примеру, год назад выступали мексиканцы в национальных одеждах — и это было незабываемо.

Как вы оцениваете организацию фестиваля? Мирей Матьё: Выше всяких похвал. Все четко расписано, созданы прекрасные условия для репетиций. Я уже не говорю о радушии, с которым меня встречают в Москве. Ну и, конечно, не могу не сказать об одном из организаторов «Спасской башни» коменданте Кремля генерале Сергее Хлебникове, который делает все для того, чтобы приглашенные на фестиваль музыканты себя чувствовали как можно более комфортно. Знаете, я прониклась большой симпатией к Сергею Хлебникову, человеку большого такта, прекрасного знатока музыки. Мне особенно приятно, что он высоко ценит мое творчество.

Выступление перед Кремлем — это кульминация праздника. А чем обычно занято остальное время в Москве? Мирей Матьё: Его, как правило, немного. В прошлом году посчастливилось побывать в Большом театре после его реставрации. Мы отправились туда вчетвером — я, моя сестра Моник, мама, а также один из братьев — Реми и были восхищены тем, как, сохранив свое знаменитое архитектурное обличие, он обновился и похорошел.

Кто помогает вам разучивать русские песни? Мирей Матьё: Ее зовут Нелли. Она армянка родом из Москвы, которая прекрасно владеет как французским, так и русским языками. Раньше Нелли пела в Париже в цыганском хоре, знает великое множество русских песен и романсов. Мы с ней сотрудничаем уже не первый год и стали настоящими подругами.

Чем был отмечен минувший год? Ведь после «Спасской башни» вы еще несколько раз приезжали в Россию, не так ли? В частности, в декабре на юбилей поэта Андрея Дементьева. Мирей Матьё: Я с ним давно знакома. А познакомились мы двадцать с лишним лет назад в Москве дома у художника Ильи Глазунова. Так что когда друзья Андрея Дементьева пригласили на его юбилейный вечер в Кремлевском дворце, то я, естественно, согласилась. Поэт растрогал меня, прочитав со сцены стихи, посвященные мне. Вместе с Ренатом Ибрагимовым я спела на русском песню «Все начинается с любви». А после был большой прием, во время которого ко мне подошла жена Андрея Дементьева и попросила спеть для него «Очи черные». Я, конечно, согласилась, а также спела уже на французском «La vie en rose» («Жизнь в розовом цвете»).

В марте этого года совершила турне, побывав в Санкт-Петербурге, затем в Риге, Минске. До этого мне не приходилось бывать в столице Беларуси. Напротив гостиницы, где остановилась, была православная церковь, из которой доносились какие-то божественные голоса. Я не могла не войти в церковь, и слушала завороженная. А когда пение закончилась, не сдержалась и захлопала. Прихожане обратили на меня внимание и сразу же узнали. Мне захотелось их отблагодарить, и я спела арию Альмирены «Lascia ch io pianga» («Оставь меня плакать») из оперы Генделя «Ринальдо». После отправилась на концерт в приподнятом настроении, а мой голос уже был «разогрет» и готов к запланированному выступлению. Помимо этого в прошлом году выпустила пластинку с песнями на немецком языке. Россия и Германия — страны, где я чаще всего выступаю.

Кто вместе с вами поедет в Москву на фестиваль? Мама? Сестра Моник? Мирей Матьё: Обе. А также мой брат Реми. Он учитель физкультуры в одной из школ неподалеку от Авиньона.

Как отпраздновали пасхальные праздники? Вообще придерживаетесь традиций, которые, как известно, корнями уходят в христианство? Мирей Матьё: Вместе с Моник была на службе, а после состоялся праздничный ужин с традиционным для этого случая блюдом из ягненка. Конечно, не обошлось без пасхальных яйц, символов вечного обновления. Что касается этого и других христианских праздников, то они для меня, воспитанной в католической вере, есть неотъемлемая и важная сторона бытия как такового.

Во Франции много разговоров о том, что христианская вера на Западе, в частности, у вас на родине, утрачивает свои позиции. Это так? Мирей Матьё: Я с этим не согласна. Доказательством тому была состоявшаяся на днях церемония в Ватикане, когда к лику святых были причислены два понтифика — Иоанн XXIII и Иоанн Павел II. На эту канонизацию съехались сотни тысяч католиков, а по телевидению за ней следили более чем два миллиарда человек во всем мире. Нынешний Папа Франциск многое делает для укрепления веры, для ее модернизации и сближения с паствой.

Авиньон — отправная точка вашей карьеры, затем был Париж, а после весь свет. Как получилось, что девочка из Авиньона превратилась в «звезду», которую по яркости и таланту сравнивают с Эдит Пиаф? Кто помог вам найти себя? Мирей Матьё: Мы все вышли из детства, а для меня Авиньон — город, где я начала петь. В школе, церковном хоре. Мой голос мне был дан свыше, за что я буду всегда благодарна Господу. Мне помогал отец, обладатель благозвучного тенора. Позже, когда в середине 60-х годов прошлого столетия попала в Париж, где участвовала в телевизионном конкурсе «Игра случая», мне посчастливилось встретиться с продюсером Джонни Старком. Он был невероятно требовательным. Приходилось учиться всему — правильной речи, координации. Не говоря уже о пении. Сколько пролито слез, но я понимала, что все это делалось для моего блага.

Старк стал для вас Пигмалионом? Мирей Матьё: Именно так, за что я ему очень благодарна.

В этом году вы отметите 50-летие вашей жизни на сцене. В чем, на ваш взгляд, секрет не проходящего успеха, которым вы пользуетесь как во Франции, так и за рубежом? Мирей Матьё: Трудный вопрос. Может быть, в том, что оставалась самой собой, не старалась подстроиться под моду. Наверное, еще и потому, что моя судьба трогала людей: ведь то, что со мной произошло, это настоящая сказка, в которой девочка из многодетной семьи камнетеса превратилась в «звезду». К тому же меня везде воспринимают именно как французскую певицу, представительницу страны высокой культуры, романтизма, любви. Что касается 50-летия карьеры, то отмечу его в конце сентября несколькими концертами в парижской «Олимпии».

Когда вы выходите на сцену, зрители видят стройную элегантную женщину со знаменитой прической «каре», которая с легкостью и вдохновением поет очень непростые для исполнения песни. Что стоит за этим? Труд? Мирей Матьё: Несомненно. Но в основе — страсть. Я страстно люблю петь, и этим во многом объясняется отношение ко мне любителей французской песни. Жить тем, что составляет смысл жизни — огромное счастье. В юности мне довелось работать на писчебумажной фабрике, клеить конверты. Надо было зарабатывать деньги для семьи, и я была горда, что мне вместе с сестрой это удавалось. Но цель-то в жизни была иной. И вот еще что очень важно: контакт с публикой, ее энергетика, которая придает мне силы.

Концертные поездки, телевизионные программы, запись пластинок. У вас насыщенный рабочий график. Все это требует железной дисциплины, не так ли? Мирей Матьё: Это суровая необходимость, которая касается многих сторон моей жизни. В частности, сна. Во время гастролей, чтобы быть в форме, я должна спать не менее 10 часов. Поэтому, как правило, после вечернего выступления сразу возвращаюсь в гостиницу, хотя, конечно, хотелось бы провести время с друзьями. Строга в еде: овощи, рыба.

Как бережете ваше богатство — голос? Мирей Матьё: Не курю, избегаю пространств с кондиционированным воздухом. По утрам до того, как отправиться по делам, тренирую голос вокализами. Ну, а перед концертами стараюсь как можно меньше разговаривать.

Кто ваши кутюрье ? Раньше был Кристиан Лакруа. А сейчас? Мирей Матьё: Как и все женщины, обожаю моду, а благодаря моему положению могу себе позволить одеваться у знаменитых модельеров. Кстати, первым из них стал Луи Ферро из Прованса. С Кристианом Лакруа мы были в прекрасных отношениях. Правда, после он отошел от высокой моды. Сейчас на сцену выхожу в платьях молодого кутюрье Стефана Ролана, который ранее работал в домах моды Баленсиага и Жан-Луи Шеррер.

Вам не чужды радости жизни. В чем они для вас? Мирей Матьё: Прогулки — благо я живу недалеко от Булонского леса, встречи с друзьями. Люблю красное вино, особенно бордо. Какие марки? «Cheval blanc», «Chateau Margaux», «Haut Brion», другие «grand crus classes». Летом предпочитаю легкое розовое вино из Прованса. Естественно, бокал-другой не более.

Ваша семья — это, конечно, мама, сестры, братья. Чем они занимаются по жизни? Наверно, у вас великое число племянников и племянниц? Мирей Матьё: Нас 14 сестер и братьев. Чем занимаются? Все нашли свое место в жизни. Вансен, к примеру, стал кондитером. Он прошел прекрасную школу у многих известных мастеров кулинарного искусства и сам стал таким. Другой брат работает в мэрии Авиньона. Одна из сестер держит цветочный магазин, другая — домохозяйка. А вот племянников и племянниц у меня 18 человек.

Кто из политических деятелей Франции у вас вызывает большее уважение и почему? Мирей Матьё: Из прежних, несомненно, генерал Шарль де Голль, который столько сделал для Франции. Помню, в детстве, когда он выступал по телевидению, мой отец становился по стойке смирно. Не зря де Голля высоко ценили во всем мире. К тому же генерал многое сделал для дружбы между Россией и Францией. В 2005 году президент Владимир Путин пригласил меня в Москву выступить в концерте на Красной площади, посвященном 60-летию Победы над фашистской Германией. Так вот, когда я вышла на сцену, то фоном мне служил портрет де Голля, спроецированный на гигантский экран. Из нынешних? Я была очень горда, когда Николя Саркози в бытность президентом наградил меня орденом Офицера Почетного Легиона (вторая степень самой престижной награды Франции. — Прим.ред.)

Какую музыку слушаете? Классику? Какие времена переживает французская песня? Есть ли кумиры такого уровня как Морис Шевалье, Ив Монтан, Жильбер Беко? Мирей Матьё: Мои музыкальные вкусы эклектичны. Чайковский, Бетховен, Вивальди, Гендель. Но и «Битлз», также ставшие классикой. Группа «Абба», с которой мне довелось петь вместе в Стокгольме. Что касается современных французских певцов, то они так быстро меняются, что сложно за ними уследить.

Как правило, вы поете соло? А были ли другие партнеры помимо «Аббы»? Мирей Матьё: Великое множество. Я пела вместе с Томом Джонсом, Шарлем Азнавуром, Нилом Даймондом, Пласидо Доминго, Клодом Франсуа, Хулио Иглесиасом...

Иглесиас не пытался ухаживать? Мирей Матьё: Хулио обладает невероятным шармом и всегда стремится очаровать дам. Наверное, это у него происходит непроизвольно. Сознаюсь, его ухаживания мало кого из женщин оставляют равнодушной.

У вас есть свои песни? Мирей Матьё: Их несколько. Одну сочинила в 2008 году после поездки в Россию. Это «Не торопись». Песня вышла на диске, выпущенном в Германии. Совсем недавно записала еще одну песню собственного сочинения — «Это любовь».

Вы снимались в кино? Мирей Матьё: Несколько раз, но всегда в роли Мирей Матьё. В 1973 году в ленте режиссера Жака Деми «Самое важное событие после высадки человека на Луну» (в советском прокате она шла как «Слегка беременный». — Прим. ред.) исполнила «Мой Париж» композитора Мишеля Леграна. После появлялась в фильме Клода Лелюша «С Новым годом», где спела одноименную песню, написанную Франсисом Леем. С Франсисом я много раз сотрудничала. Одно время он даже был моим аккордеонистом. Кстати, успела сняться опять-таки как Мирей Матьё даже в фильме «Журналист» советского режиссера Сергея Герасимова.

Вы — частый гость в России. Первый раз были в 1967 году. После в 80-е, 90-е, не говоря уже о нынешних временах. Как, на ваш взгляд, изменилась наша страна за последние годы? Мирей Матьё: Эти перемены разительны. Они особенно бросаются в глаза, когда приезжаешь с перерывами разной протяженности по времени, и есть с чем сравнивать. Если в двух словах, то Россия меняется постоянно и в лучшую сторону, хотя, конечно, я понимаю, что проблем остается немало. К примеру, с градостроительной точки зрения. Была в Москве в начале сентября прошлого года, а когда затем прилетела на юбилей Андрея Дементьева в декабре, то увидела в вашей столице новые строения. Одно остается неизменным — это теплый прием, который мне оказывают ваши соотечественники.

Слышал, что у вас есть портрет кисти Ильи Глазунова. При каких обстоятельствах он был нарисован? Мирей Матьё: Это было в Москве в 1987 году. С тогдашним министром культуры мы ужинали в одном грузинском ресторане, когда он представил Илью Глазунова. Илья пригласил меня в свою огромную студию. Я была потрясена. Картины, иконы. Провела в его компании несколько часов. Художник тогда подарил мне самовар, который храню у себя дома. После мы снимали фильм о гастролях, еще раз побывали у Ильи в гостях. Как раз тогда он и сделал зарисовки, которые послужили материалом для картины. Еще один мой портрет исполнил другой русский художник — Никас Сафронов. Мне он очень понравился.

У вас был намечен на 6 марта концерт в Киеве, но его перенесли на июнь. Судя по всему, причиной послужили известные события на Украине. Как вы знаете, отношения между Россией и Западом из-за украинского кризиса серьезно обострились. Мирей Матьё: Знаю, что русский народ — патриот своей родины, любит свою страну, также как и я люблю Францию. Я далека от политики, но хочу, чтобы все люди были бы счастливы в своих странах. Надо, чтобы те значимые фигуры, от которых зависит мир, с полной ответственностью подошли бы к создавшейся ситуации и нашли для нее решение. Ведь поется в песне «Тысяча голубей» (при этом Мирей запела): «Чтобы мир на земле длился сто тысяч лет, выпускайте тысячу голубей при каждом восходе солнца, дайте нам тысячу голубей и миллион ласточек, чтобы все люди стали детьми».

Вы часто посещаете приюты. Давно занимаетесь благотворительностью? Мирей Матьё: Я регулярно участвовала в телевизионных передачах «Телетон» по сбору средств для детей, страдающих от серьезных генетических заболеваний. Помогала знаменитому актеру Лино Вентуре, который основал фонд помощи детям-инвалидам «Подснежник». Каждый раз, когда приезжаю в Москву на фестиваль «Спасская башня», всегда участвую в благотворительном концерте, который проходит в рамках фестиваля. Это богоугодное дело, которому я очень предана.

Ваша первая пластинка была названа «Мое кредо». Каково ваше жизненное кредо? Мирей Матьё: Я верующая, а поэтому мое кредо: люби своего ближнего как самого себя.




Департамент по связям с общественностью
Гильдии поставщиков Кремля


Вернуться в список